fbpx

Дэвид Линч

Первое субботнее утро после моего переезда в Киев. Меня разбудил звонок Димы Тараненко: «Дёмин, просыпайся, пошли Линча поснимаем!»
Спросонья я не сразу сообразил в чем дело, а потом вспомнил, что вчера ленту фейсбука заполнили различные фотографии с Дэвидом — селфи, снимки с лекций, портретные кадры от фотографа Сараханова.
«Меня еще там только не хватало», подумал я, но потом быстро сообразил, что возможность даже просто понаблюдать за гением встречается не часто. Я быстро собрался и приехал в студию телеканала «Прямой», где Линч давал интервью.

Там было много людей — персонал, поклонники режиссера, фотографы.
Ребята снимали с разных ракурсов, я тоже, но ничего интересного срепортажить не получалось — таких кадров в сети было множество.

Линч закончил интервью, прошел по коридору, вокруг теснились люди, щелкали камеры.
— Сейчас Дэвид заходит в кабинет продюсера! Сам! — раздался чей-то голос.
— Тараненко, ты где? — нетерпеливо крикнул продюсер из-за двери.
— Дёмин, ну чё ты тупишь, заходи! — Выглянул через минуту Тараненко. И добавил, будто извиняясь перед десятком людей, стоявших в коридоре. — Сори, ребята. Это коррупция.

Интерьер кабинета был строгим. Темные деревянные панели на стенах. Лампы, которые автоматически меняли угол освещения. Мы будто оказались на съемочной площадке, где великий режиссер был в актерском кресле.
Продюсер живо жестикулировал и задавал вопросы. Линч глубоко задумался. Затвор Диминой камеры срабатывал где-то сверху, я опустился на колени, выбрал прямой ракурс и, затаив дыхание, ждал удачного света.

Это был тот момент, когда все сошлось! Интерьер, чашка кофе, эмоция на лице, свет. И мое присутствие на месте с камерой в руках. У меня было секунд 30 на все, я ощущал огромную ценность этого момента, сильно волновался, менял ракурсы, снимал.
Выйдя из кабинета, я первым делом открыл фото на экране, переживал, чтоб там были кадры, которые видели мои глаза.

В свое время «Твин Пикс» оказал на меня огромное влияние. А сейчас мне посчастливилось сделать снимки для его режиссера. Я ехал домой взволнованный и думал о том, как круто, что в больших городах есть пространство, в котором может случиться все. Все, что угодно.

Поделиться