Мики (не на месте)

Мики был лучшим продавцом рубашек на Пьяном базаре.
Я когда впервые увидел его за прилавком – даже поздороваться не успел, а он уже оценил меня взглядом и достал из стопки три штуки.
– Смотри, что на тебя есть. – сказал он уверенно. – Голубая с драконом на плече – для свидания. Эту слимку в универ носить можно, она почти новая. Чёрную, блестящую – в клуб. По тридцатке каждая, все три за семьдесят.
В клубы я не ходил, девушки у меня тогда тоже не было, но рубашки я купил и с тех пор стал у Микия постоянным клиентом.

Однажды я пришел на базар перед выпускным в универе. Мики был необычайно задумчив и не обращал на меня внимания, а на просьбу помочь с выбором неожиданно ответил:
– Что? Рубашку? Хуйня эти рубашки, вот что я тебе скажу.
– Мики, чувак. Ты чего? – удивился я.
– Мелочёвка всё это. Хватит! Пора заниматься серьёзными делами! – с этими словами он достал из рюкзака чёрную папку с надписью: «Safe Life. Ваш надёжный партнер в страховании жизни».
– В нашей стране только своевременное страхование и собственные пенсионные накопления дают уверенность в завтрашнем дне, – сказал он, будто депутат с экрана телевизора. – Пришло время подумать о будущем – ты закончил универ, нужно становиться на ноги. А в этом бизнесе можно хорошо зарабатывать. На следующей неделе у нас обучающий семинар. Придёшь?
Моя растерянность к тому моменту уже прошла и я твёрдо ответил:
– Мики, всё, что мне сегодня нужно – это новая рубашка. Семинар пока не интересует.
– Ты пожалеешь, что меня не послушал, – он явно обиделся. – Всё перед тобой, ищи сам, если хочешь.
В небрежно сложенной горке пахучего секонда я не нашёл ничего, кроме нескольких бесполезных тряпок и пошёл к выходу.

На выпускном я сильно напился, и, слегка пошатываясь, вступил во взрослую жизнь.
Мики не соврал – мир не собирался делать мне подарков. Я завалил несколько собеседований на работу, разошёлся с девушкой и активно занимался поисками себя. По рубашкам я сперва скучал, но со временем понял, что футболки и худи – отличная и удобная одежда.
Всё наладилось.

Микия я встречал регулярно, он всё летал по центру нашего маленького городка с серьёзным видом и почему-то со мной не здоровался. Я знал, что дела у него в страховой компании идут неплохо. Он подключил к системе многих своих знакомых, а некоторых, как меня, перестал узнавать на улице.

Однажды вечером я увидел его возле яркой витрины одного из магазинов на центральной улице. Он был непривычно расслаблен, стоял и рассматривал одежду на манекенах, а мне в тот момент почему-то припомнилась его особая манера перекладывать рубашки из стопки в стопку, аккуратно при этом расправляя воротники и приглаживая складки. Так он заполнял паузы, если покупатель слишком долго принимал решение.
Мне захотелось окликнуть его, спросить как дела, но он неожиданно сорвался с места и скрылся за поворотом со своей чёрной папкой под мышкой.

Мики поздоровался со мной сам. Внезапно. Спустя три года. Я встретил его за высоким столиком на террасе в центре, он приветливо помахал мне рукой и предложил выпить вместе кофе.
– Мики, хочешь народную примету расскажу? – я решил нанести превентивный удар. – Если тебе звонит сокурсник, который не давал о себе знать 10 лет – к чему бы это?
– Ну не знаю, соскучился?
– Нет, он занялся Эмвэем или продаёт страховки!
– Очень смешно, – сказал Мики и рассмеялся.
– Пока ты тут стоишь и пьёшь кофе, вокруг нас ходят незастрахованные люди. – продолжал дурачиться я. – Они в опасности. Кто им продаст полисы? Кстати, где твоя чёрная папка?
– Хуйня, говорит, эти полисы. – и снова рассмеялся.

Не веря своим ушам, я заказал кофе и мы уже вдвоём стояли в центре города и здоровались с каждым третьим прохожим, а Мики рассказывал:
– Продажа страховок – дело для самых целеустремлённых. У людей полно своих проблем, деньги они хранят дома и меньше всего хотят слушать истории о страховых инвестициях. Но если ты настойчив, то заработать на этом можно. За человека получаешь сто евро. Если из подключенных кто-то становится активным – твой бонус увеличивается.
– Я помню, сколько раз ты мне продал рубашки, которые я потом ни разу не надел, но при этом остался довольным. Твоя карьера должна была складываться успешно.
– Пятый уровень из восьми по нашей иерархии! – гордо сказал Мики и выпрямил спину. – Я б и шестой получил, если б один дядька не умер.
– Какой дядька?
– Наш региональный босс. Внезапно умер, никто не ожидал. На похороны все консультанты пришли. Лето, жара. Я подошел к гробу проститься и тут заметил, в какую рубашку одели покойного. Хуже некуда. Швы кривые, петли без обмётки. Пуговицы пластиковые, хотя он вполне заслуживал перламутровых.
– Нехорошо вышло, — сказал я.
– Очень. Жил себе человек, уважаемый руководитель. При жизни одевался прилично, а похоронили его в дешёвой рубашке. Разве это справедливо? – спросил Мики.
– Пожалуй, нет. Но кто ж от такого застрахован?
– В том-то и дело! Меня тогда возле гроба осенило: кем бы ты ни работал, была ли у тебя страховка при жизни, или нет – все равно тебя в рубашке хоронить будут!
– Мики, если ты сейчас достанешь из сумки рубашку, я ее куплю. – сказал я искренне.

Он благодарно посмотрел на меня и показал пальцем на другую сторону улицы, где напротив входа в новый магазин висели гирлянды из черно-белых шариков.
– Конечно, купишь. — Мики довольно улыбнулся. — Вчера завоз был, M-ку Aquascutum специально для тебя отложил.

Поделиться